Какой раздел сайта для Вас наиболее интересен?

Научно-методическая база
Личные фонды
Сборники документов
Публицистика
История края
Базы данных
Фотогалерея
Архив опросов

Отражение колхозной жизни в партийных документах о ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в первые послевоенные годы в Восточном Казахстане.

  

 

 

 

Любовь Павловна Рифель - руководитель отдела НСА, публикации и научного ипользования документов

 

 

 

 

 

На 2-м Всесоюзном съезде колхозников-ударников в феврале 1935 г. был принят разработанный под руководством Сталина Примерный Устав сельскохозяйственной артели – «высший закон построения нового общества в деревне». Он определял содержание деятельности колхоза: управление, производственную работу, организацию, порядок оплаты труда и выполнение обязательств перед государством и т. д.

Согласно Уставу: колхоз – добровольное объединение трудящихся крестьян на земле, принадлежащей государству; его хозяева – колхозники, которые должны управлять артелью через избранные ими органы; высший орган управления сельскохозяйственной артелью – общее собрание колхозников. Оно избирает председателя, правление артели, ревизионную комиссию. Оно также утверждает все отчеты правления, определяет размеры различных фондов, количество продуктов и денег, подлежащих выдаче на трудодень.

Торжественное собрание в честь праздника животноводства в селе Верх-Уба Верх-Убинского района Восточно-Казахстанской области. 1946 г.
Автор съемки В.В.Смирнов.

Такая система управления, предусмотренная Уставом, по мнению авторов, обеспечивала интересы колхозников и создавала необходимые условия для организационно-хозяйственного укрепления артели. Но в жизни случаи нарушения Устава были обычным явлением.

Сразу после Отечественной войны распространились слухи о возможной ликвидации колхозов. Крестьянство, более всего пострадавшее от войны, продолжало нести на себе все тяготы обеспечения страны продуктами питания в условиях «победившего колхозно-совхозного строя». Страшная засуха охватила весной и летом 1946 г. обширную территорию страны. (Казахстан пострадал от нее менее других республик). На сотнях тысячах гектарах восходы не возместили даже семенной материал, затраченный на посевы. В некоторых колхозах, хорошо зная, что государство не посчитается с критическим положением и выгребет из общественных амбаров, все до последнего зернышка, стали, невзирая на Устав, выдавать зерно авансом в счет трудодней и на общественное питание. Административно-командная система управления исключала возможность использования рычагов для улучшения ситуации в сельском хозяйстве. Со стороны государственного аппарата последовал очередной репрессивный нажим. Президиум Верховного Совета СССР издал Указы от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», «Об усилении охраны личной собственности граждан» [1]. Во второй половине 1946 г. в Казахстане было арестовано 317 председателей правлений сельхозартелей, 308 человек сельсоветского и колхозного актива, что еще больше дезорганизовало колхозное производство [2].

Волну арестов подняло постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах», принятое 19 сентября 1946 г.
Партийные, советские организации, земельные органы Восточно-Казахстанской обл. активно взялись за работу по устранению вскрытых в колхозах нарушений Устава сельхозартели и колхозной демократии. Постановление было опубликовано во всех районных газетах, обсуждалось на объединенных заседаниях райисполкомов и райкомов КП (б), непосредственно на собраниях колхозников.

Т.С.Шелехова, заведующая молочно-товарной фермой колхоза им.Куйбышева Кировского района Восточно-Казахстанской области, подписывает обязательства соревнования за право называться фермой коммунистического труда.  1946 г.
Автор съемки В.В.Смирнов.

В подавляющем большинстве партийные и общие колхозные собрания проходили с критикой конкретных виновников, допускавших нарушения Устава. Вместе с тем выступающие коммунисты и беспартийные колхозники благодарили партию, правительство и лично Сталина за заботу о колхозном крестьянстве, об укреплении экономической мощи в целом колхозов и колхозников.

Член колхоза «Заря» Предгорненского р-на Сизиков в своем выступлении сказал: «Устав сельхозартели является незыблемым законом колхозной жизни и колхозного строительства, однако находятся такие люди, которые встают на путь грубого нарушения этого Сталинского закона, а поэтому я приветствую постановление партии и правительства, направленное на укрепление колхозного строя и создания зажиточной жизни колхозников». [3, л.26]

А.Г.Мальцев, Герой Социалистического труда, М.Ф.Шелехов, бригадир полеводческой бригады, П.Ф.Самсонов, агроном колхоза им.Куйбышева Кировского района Восточно-Казахстанской области. 1947 г.
Автор съемки В.В.Смирнов.

Областные и районные СМИ публиковали сообщения следующего содержания: «...на основании поступивших материалов и произведенной по ряду областей проверки установлено наличие нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах. Эти нарушения выражаются в неправильном расходовании трудодней, расхищении общественных земель в колхозах, в растаскивании колхозной собственности, в злоупотреблении со стороны районных и других партийно-советских работников, в нарушении демократических основ управления делами сельскохозяйственной артели, выборности правлений и председателей колхозов, их подотчетности перед собраниями колхозников» [4].

Бюро обкома партии утвердило состав комиссии по проверке хода выполнения постановления. В обязанности комиссии входило:
1. Провести тщательную проверку в каждом колхозе с соблюдением Устава сельхозартели, особенно количество управленческого и обслуживающего персонала и правильность начисления и расходования трудодней, правильность распределения доходов по трудодням; произвести обмер усадебных участков всех колхозников, рабочих, служащих и других членов колхоза;
2. Произвести документальную проверку задолженности колхозов, выявив незаконно взятое у них имущество, скот, денежные средства.

Бюро обязало председателей всех аулсоветов, колхозов, секретарей партийных организаций принять непосредственное участие в работе проверочной комиссии и оказать им полное содействие. В случае выявления виновных в грубом нарушении Устава оформлять материалы для привлечения к уголовной ответственности.

По состоянию на 20 октября 1946 г. Постановление было обсуждено во всех 482 колхозах, по сообщениям районов произведена проверка в 422 колхозах» [5, л.1], обсуждено на партийных собраниях Восточно-Казахстанской области во всех первичных колхозных парторганизациях, на которых присутствовало 4367 коммунистов, выступило в прениях 1942. Во всех колхозах на собраниях колхозников присутствовало 41 720 человек, выступило – 4 159 [3, л.1].

Работа на току совхоза им.Калинина Таврического района Восточно-Казахстанской области. 1947 г.
Автор не установлен.

Прошедшая проверка выявила, что во всех районах имели место факты нарушения Устава сельскохозяйственной артели: незаконное использование колхозных земель, расхищение колхозной продукции, скота, имущества, раздувание административно-управленческого и обслуживающего персонала. Как следствие – увеличение расходования трудодней, большая дебиторская задолженность, нарушение основ колхозной демократии и т. д.

В колхозе «Кзыл-Ту» Большенарымского р-на 40 колхозных дворов – одна бригада, а у председателя колхоза имелось 2 заместителя по животноводству и по хозяйству, кроме того, бригадир, заведующие фермами, учетчик в бригаде и на фермах.

В колхозе «Аврора» Шемонаихинского р-на председателю ревизионной комиссии ежемесячно начислялось 90 трудодней независимо от того, проводил он или нет ревизионную работу.

В колхозе «Червонный казак» Самарского р-на начислялись трудодни председателю сельисполкома за то, что он является одновременно секретарем первичной парторганизации колхоза.

В Зайсанском р-не начислялись трудодни 15 секретарям первичных парторганизаций колхозов независимо от выполняемой ими производственной работы.

Выявлено незаконно израсходованных трудодней по Большенарымскому району – 13 556, по Зайсанскому – 32 188, по Шемонаихинскому – 5380, по колхозу «Прогресс» Предгорненского р-на – 5539 трудодней.

И.Потапов, Ш.Толеубаев, З.Утепов, колхозники колхоза «Завет Ильича» Кировского района Восточно-Казахстанской области загружают зерно для отправки на Левобережный пункт «Заготзерно».  1947 г.
Автор съемки В.В.Смирнов.

За это время по неполным данным сокращено административно-управленческого и обслуживающего персонала 757 человек, в т. ч. по Таврическому р-ну – 146, Тарбагатайскому – 86, Зыряновскому – 216 человек. Списано трудодней по Большенарымскому 13556, Шемонаихинскому – 115 трудодней.[5, л.3]

Особенно широкие размеры нарушений Устава приняли в вопросе землепользования. Наряду с передачей колхозной земли разным лицам и организациям практиковалась продажа колхозной земли, самовольный захват и т. д.

Так, например, председатель колхоза «Совет» Предгорненского р-на продавал землю жителям пос. «Убаредмет» по 500 руб. за гектар. Председатель колхоза им. Кирова этого же района продавал землю рабочим и служащим Белоусовского рудоуправления за картофель, за что колхозом с 21 человека получено 2923 кг картофеля. Рабочие и служащие разъезда Глубочанка самовольно пахали земли колхоза «Прогресс» и производили покос на лугах колхоза.

Таким образом, выявленной и возвращенной колхозам незаконно захваченной колхозной земли числится от 7112 колхозных дворов, 1374 га, от 270 организаций и учреждений 11 104 га, от 4684 прочих хозяйств не членов колхоза (рабочих, служащих, единоличников) 1747 га, а всего 14 225 га. [5, л.3]

Имело место разбазаривание колхозного имущества. Обобщенных данных в целом по области о количестве розданного имущества, скота, продуктов – нет. Однако этот вид нарушений был особенно распространенным. Причем в этом повинны не только руководители колхозов, но и руководящие районные и даже областные работники.

По имеющимся данным в Бухтарминском р-не незаконно выдано без разрешения собраний колхозников с колхозных ферм 187 голов скота, в Шемонаихинском р-не – 80 голов, Катон-Карагайскому – 44, Зайсанскому – 1132, не меньше и по Тарбагатайскому. Только по одному колхозу «Красный скотовод» Маркакольского р-на роздано разным лицам, в большинстве районным работникам, 75 голов крупного рогатого скота и 28 овец. [5, л.3]

В колхозе «Заря» Предгорненского р-на председатель колхоза вместе с членами правления взяли с фермы 11 высокоудойных коров, сдав взамен своих малопродуктивных коров и молодняк.

Председатель колхоза «Жана Тлеу» Тарбагатайского р-на по случаю получения награды в 1945 г. устроил той, на который забил 2-х колхозных коров, 2-х лошадей, 20 овец и израсходовал 20 тыс. руб. колхозных средств. В этом году он возил в Алма-Ату на лечение свою жену, для этого брал с собой 4-х сопровождающих и переводчика, израсходовано 10 тыс. руб. колхозных средств [5, л.3].

Лидия Петровна Сорокина, комбайнер сельхозартели «Красный пахарь» Верх-Убинского района Восточно-Казахстанской области. 1947 г.
Автор съемки В.В.Смирнов.

Из колхоза «Роза Люксембург» Предгорненского р-на по распоряжению районных организаций продано Предгорненской МТС – 2 барана, райзо – 4 барана, работнику райкома партии – корова, председателю райисполкома и начальнику РОМГБ обменены коровы: взамен худших выданы с колхозной фермы лучшие. Продано 10 лошадей [5, л.4].

Ряд жилых помещений колхоза «Красный партизан» Кировского р-на, в т. ч. и колхозная контора, были заняты под разные районные организации и квартиры, а контора колхоза ютилась в бывшей конюшне. Неоднократные просьбы и протесты, обращения в суд прокуратуру ни к чему не привели, и колхозное имущество не было возвращено.

По состоянию на 20 ноября 1946 г. числилось по колхозам области возвращенными незаконно взятые 87 рабочих лошадей, 1382 головы овец, 39 голов прочего скота [6, л.2].

По состоянию на 1 января 1946 г. числилось дебиторской задолженности свыше 18 млн. руб. С начала года было погашено 7387,6 тыс. руб., в т. ч. после постановления около 1 млн. руб. [6, л.2].

Установлены серьезные нарушения демократических основ управления колхозами. По имеющимся данным имелось 64 случая нарушения выборности руководящих колхозных органов. Кроме того, имелись многочисленные факты нарушений отчетности правлений колхозов и ревизионных комиссий перед колхозниками, импортирование председателей колхозов из других колхозов и организаций, решение важнейших хозяйственных вопросов без участия колхозников и т. д.

Только по 8 районам области числилось 97 председателей колхозов командированных из других колхозов и организаций, в т. ч. в Бухтарминском – 18 председателей, Большенарымском – 18, Верх-Убинском – 6, Кировском – 8, Предгорненском – 7, Таврическом – 13, Уланском – 15, Шемонаихинском – 12 председателей.

За грубые нарушения Устава сельскохозяйственной артели, расхищение колхозной собственности было снято с работы с привлечением к ответственности 15 председателей колхозов, в т. ч.: в Шемонаихинском, Лениногорском, Предгорненском, Бухтарминском, Самарском, Тарбагатайском, Зайсанском районах по одному председателю, в Зыряновском и Катон-Карагайском по 2, в Большенарымском 3 председателя колхоза. [5, л.5]

Во многих колхозах, как видно из справок о реализации постановления, перестали собирать общие собрания колхозников. Колхозники оказались устраненными от участия в делах колхоза и фактически все дела решались только правлением или председателем колхоза, которые назначались и снимались районными партийными и советскими организациями, без ведома колхозников.

В решении ЦК КП (б) Казахстана от 27 июля 1946 г. «О мерах по ликвидации текучести и закреплению кадров председателей колхозов» отмечены несерьезность в подборе председателей колхозов, частая сменяемость, необоснованное их привлечение к ответственности, что отражалось на состоянии хозяйственно-экономического укрепления колхозов. В порядке проверки исполнения этого постановления всем райкомам КП (б) Казахстана разослали письмо, в котором указывалось на недочеты и ошибки в работе с кадрами председателей колхозов, на неудовлетворительное выполнение постановления ЦК ВКП (б) от 1 апреля 1944 г. по отчету и постановления X Пленума ЦК КП (б) Казахстана по этому вопросу.  Вследствие отсутствия подготовленного резерва за счет лучших грамотных колхозников имели место многочисленные факты выдвижения на пост председателей колхозов случайных людей, неспособных руководить хозяйством, а часто и жуликов, которые расхищали колхозную собственность и разваливали колхозы.

Уборка хлеба конными жатками в колхозе им.Кирова Кировского района Восточно-Казахстанской области. 1947 г.
Автор съемки В.В.Смирнов.

В послевоенный период дело с подбором кадров председателей колхозов не улучшилось. Из общего количества 491 председателя колхозов снято 204 человека. Если за 1945 г. по области сменилось 30 % председателей колхозов, то за 1946 г. сменилось 41 % [3, л.1]. Из общего числа снятых с работы как не справляющихся – 68 председателей колхозов, привлечено к уголовной ответственности 84 человека, из них осуждено только 38 человек, остальные 46 – оправданы как необоснованно привлеченные [3, л.1]. Особенно большая сменяемость допущена в таких районах как Катон-Карагайский, где из 29 председателей колхозов сменилось 18; Верх-Убинский – 18, Бухтарминский – из 42 председателей сменилось 20; Б-Нарымский – из 37 сменилось 22. В Шемонаихинском р-не если за 1945 г. сменилось 18 %, то в 1946 г. сменилось 12 председателей колхозов, или 36 %; в Зайсанском – из 20 председателей сменилось 7, из них один осужден. [7, л.11]

 

В отдельных районах имелись факты перемещения из одного колхоза в другой тех председателей колхозов, которые освобождались как не справившиеся с работой или скомпроментировшие себя. В Зыряновском, Катон-Карагайском, Верх-Убинском, Бухтарминском районах широко применялась практика огульного привлечения председателей колхозов к уголовной ответственности. За 1946 г. по этим районам всего передано следственным органам 23 председателя, из них осуждено только 11 человек, остальные оправданы за отсутствием состава преступления. Всего по области привлечено органами прокуратуры без санкции обкома и без решения общих собраний колхозников 58 председателей колхозов и что характерно, большинство из них судом оправдано или следствием не доказана их виновность.[3, л.1 об.]

Большая сменяемость председателей колхозов за 1946 г. явилась так же и результатом того, что за время войны были призваны  в ряде колхозов председатели колхозов хорошо руководивших до войны. По возвращению их из рядов РККА по настоянию колхозников были переизбраны.

С учетом серьезных недочетов и ошибок, указанных в постановлении ЦК КП (б) Казахстана, состав председателей колхозов уже на 1947 г. по области подбирался и обсуждался на бюро райкомов до проведения отчетно-выборных собраний колхозников, рекомендованные кандидатуры обсуждались на закрытых партийных собраниях первичных партийных организаций. После всестороннего обсуждения предлагаемые кандидатуры рассматривались на общих собраниях колхозников. Так, подобранные на бюро райкомов председатели колхозов в Шемонаихинском р-не были избраны большинством голосов. В некоторых колхозах голосовали 100 % за намеченные кандидатуры. [7, л.24]

Кировским РК КП (б) К проверена в 33-х колхозах района правильность избрания председателей колхозов. Причем нарушений сельхозустава об избрании председателей колхозов без согласия колхозников не было. Все председатели колхозов избраны в соответствии с требованиями сельскохозяйственного Устава [7, л.22].

Из докладной секретаря Таврического РК КП (б) К: «В 1947 г. вновь выдвинуты на должность председателей колхозов из имеющегося резерва в РК КП (б) К 8 человек, заменены председатели в 7 колхозах. Из выдвинутых на должность председателей колхозов 5 человек впервые пришли к руководству, но все время были связаны с сельским хозяйством и хорошо знают колхозное производство» [7, л.24].

Работа на току совхоза им.Калинина Таврического района Восточно-Казахстанской области. 1947 г.
Автор не установлен.

Решением бюро обкома КП (б) Казахстана от 23 января 1947 г.  все председатели колхозов области вошли в номенклатуру обкома [7, л.26]. Согласно постановлению ЦК ВКП (б) от 14 июля 1947 г. райкомы партии могли ставить на общем собрании колхозников вопрос о снятии или перемещении председателей колхозов только с разрешения обкомов партии, а привлечение их к судебной ответственности только с санкции областного прокурора, после тщательной проверки их виновности на местах. Судебное дело председателей колхозов рассматривалось только областным судом [7, л.46].

В деле реализации упомянутого выше постановления от 19 сентября 1946 г. имели место серьезные недостатки.

По существу почти ничего не было сделано в отношении расчетов по межколхозной задолженности по зерну, скоту и другим видам задолженности.

Медленно устранялись и исправлялись уже выявленные факты и нарушения, особенно по возврату незаконно взятого в колхозах скота, продуктов и имущества. Крайне медленно шла ликвидация дебиторской задолженности, неудовлетворительно обстояло дело с выявлением и списанием незаконно начисленных трудодней.

Так, например, по далеко неполным данным по колхозам Бухтарминского р-на незаконно розданного скота выявлено 187 голов, а выращено только – 15, в Шемонаихинском – 80 голов, а выращено – 4, Катон-Карагайском – 44 головы, а выращенных нет. Такое же положение и по другим районам.

По Зайсанскому р-ну выявлено незаконно 32 188 трудодней, а списанных нет, по Большенарымскому р-ну 15 228 трудодней, а списано 115 трудодней.

В Маркакольском р-не дебиторская задолженность по колхозам превышает 2 млн. руб., а погашено всего 11 тыс. руб.

В 20 колхозах Шемонаихинского р-на по состоянию на 20 октября 1946 г. за руководителями колхозов числилось долгов 76 338 руб., из которых погашено всего 20 404 руб. Не лучше обстояло дело по колхозам других районов [8].

Созданные районные комиссии по проверке колхозов о нарушении Устава сельхозартели свели свою работу к формальной ревизии деятельности правлений колхозов. Так по колхозу «Энтымак» Катон-Карагайского р-на районная комиссия свела свою работу к выявлению дебиторской задолженности, а мер никаких не приняла. Аналогичное положение было в колхозах им. Степана Разина, «12 Октября», «Пролетарий», где работа свелась к регистрации нарушений Устава.

XXIII пленум Восточно-Казахстанского областного комитета КП, обсудив итоги о ходе реализации постановления «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах», постановления ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР «О мерах охраны общественных земель колхозов от расхищения» от 27 мая 1939 г., а так же Устав сельхозартели, отметил наличие серьезных недостатков и обязал районные комитеты партии и исполкомы райсоветов решительным образом улучшить контроль за выполнением постановления, приняв необходимые меры к исправлению допущенных нарушений Устава сельхозартели и недопущению их в дальнейшем.

1946 год – первый год послевоенной пятилетки, поставившей задачу быстрейшего восстановления народного хозяйства, разрушенного войной. Каждому колхозу, совхозу, МТС и предприятию необходимо было поднять производительные силы и уже в 1946 г. добиться производственных успехов для дальнейшего укрепления мощи страны. Судя по документам, власть из кризиса сельского хозяйства в очередной раз попыталась выйти не увеличением производства, а с помощью контроля и учета.

1. Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 – июль 1956 гг.). М.: Государственное издательство юридической литературы, 1956. С.398–399.
2. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Т.4. Алматы: Атамұра, 2009. С.539–546.
3. ГАВКО. Ф.1-п. Оп.1. Д.3885.
4. библиотека ГАВКО, газета «Сталинское знамя», 27 сентября 1946 г.
5.ГАВКО. Ф.1-п. оп.1. Д.3881.
6. Там же. Д.3882.
7. Там же. Д.4243.
8. Там же. Д.3883. Л.58.


Материалы Международной научно-практической конференции «Казахстан: послевоенное общество 1946-1953 г.г.», 20 апреля 2012 г., г.Алматы

 
070004, РК, Восточно-Казахстанская область г. Усть-Каменогорск, ул. Головкова, 26/1
Администратор сайта: Бекниязқызы Жангуль. Copyright © 2010-2017
Рейтинг@Mail.ru