Какой раздел сайта для Вас наиболее интересен?

Научно-методическая база
Личные фонды
Сборники документов
Публицистика
История края
Базы данных
Фотогалерея
Архив опросов

Семипалатинские гаcтроли

К началу 30-х годов на всю страну оставалось 3 больших чемпионата, в которых собрались лучшие борцы-профессионалы того времени. Правда, было и несколько стихийных “диких” составов, которые то возникали, то распадались. Чемпионат Л.К.Гебауэра – арбитра, пользовавшегося заслуженным авторитетом и уважением, гастролировал по всей Сибири, Средней Азии и части Дальнего Востока. В этих регионах Хаджи - Мукан пользовался чрезвычайной популярностью. Образно говоря, за Уральским хребтом начиналась империя Хаджи Мукана. Здесь он единолично купался в лучах славы добрый десяток лет, после окончания Гражданской войны. А в 1930 году Миша Боров переходит в чемпионат Гебауэра, чтобы по возможности помогать младшему брату Никите, который был раскулачен, лишен всех прав и сослан в Караганду. А Борову по физической силе, из цирковых борцов того времени мог составить конкуренцию только Данило Посунько. Чуть раньше в чемпионат Гебауэра перешел друг и наставник Борова, великолепный техник цирковой борьбы Феофан Лавренов. Кумиру степей исполнилось уже 60 лет и оказать серьезное сопротивление Борову и Лавренову он уже не мог, ни по силе, ни по технике. Славу и гонорары премьеров чемпионата теперь уже делят поровну на троих.

Кроме премьеров в чемпионате Гебауэра выступали и другие сильные и опытные борцы: старый товарищ и давний соперник Хаджи Мукана М.Белов, допотопный реликт Циклоп, Шмидт, Жилин, забияка Буревой, Боровский, Норкин, Микул, Железняк, Шевчук, Озолин, Евсеев.

В 1930 году чемпионат продолжался в Семипалатинске целых 5 месяцев – с 15 мая по 8 октября. Первое место благодаря виртуозной технике занял Феофан Лавренов. В финальных схватках он разоблачил Черную Маску, под которой боролся любимец Семипалатинска Миша Боров, занявший II место. Затем снял Красную Маску с Е.Жилина, занявшего III место. За чертой призеров остались яростно сражавшийся Али Мухамедов и громадный великан Святогор. Восторг зрителей вызвала великолепная финальная пара. Миша Боров - смуглый черноволосый гигант, редкое сочетание огромных размеров и физической мощи при стройности и легкости. (Таким Берроуз описал своего Тарзана. Боров по рекламе шел чемпионом Башкирии, имел особую популярность в Алма-Ате, Фрунзе, Ташкенте, Сталинабаде, Петропавловске, Пензе).

Элегантному Феофану Лавренову, только 25-летний борцовский опыт помогал одерживать победу над Боровом. На ковре Лавренов поражал зрителей чудесами ловкости и борцовской техники.

Через год Гебауэр решил повторить свой успех в Семипалатинске. Забегая вперед, скажем, что чемпионат он разыграет как по нотам, постоянно поддерживая интерес зрителей освежением состава и зажиганием новых звезд на афишах. Сражение на арене начнут 8 января Лавренов с Циклопом. Кроме них борются - Микул, Буревой, Боровский, Али Мухамедов. Романтической интриги добавит Матвей Белов под Черной Маской.

Через месяц на арене возникает колоссальная фигура Миши Борова и торжественно делает вызов всем борцам Стальная Маска (П. Шмидт). Состав чемпионата заметно обновляется. В парад выходят, играя мускулами, Железняк, Норкин, Сафронов, Андреев, Озолин, Странжелли, Евсеев, Франек. Для публики очень интересна своим резким контрастом пара – двухметровый гигант Боров против Циклопа – силача невероятной ширины в плечах и огромного объема мышц с собственным весом свыше двух центнеров. Поэтому их противоборство подается не спеша и даже с некоторым смакованием. Были ничьи и реванши со стороны Циклопа, в общей сложности – 6 схваток. А за кулисами цирка каждый знал, что Циклоп в лучшем случае мог рассчитывать на ничью. После того, как окончательно выясняется преимущество Борова, Циклоп после 4-х схваток разоблачает Стальную Маску, под которой боролся мощный П.Шмидт. А в это же время Боров доказывает свое преимущество над Али Мухамедовым – всего 7 схваток в предварительном круге и в финале.

Сложнее выяснялись отношения у Борова с Лавреновым. Это была уже борьба двух премьеров чемпионата, двух лучших борцов. На стороне Борова перевес в силе и весе, у Лавренова преимущество в опыте и классе. В предварительном круге у них состоялась ничейная схватка, затем побеждает Боров, а в реваншной схватке верх берет Лавренов. Общий итог ничейный, поэтому в финале, когда уже отсеялись более слабые борцы, вновь на афише «Борьба двух колоссов»: Миша Боров – Ф.Лавренов. “После нескольких ничейных схваток окончательную победу над своим учителем одерживает Боров. Это важный для него момент. На борцовской арене он сражается уже добрый десяток лет, накопил немалый опыт и впервые превзошел своего наставника.

Находкой для чемпионата стал молодой семипалатинец, выросший в двухметрового колосса огромной силы - Василий Ярков. Большой ажиотаж вызвал его дебют в родном городе. К восторгу земляков Ярков не оплошал – не тушуется и перед самыми грозными соперниками. Правда, борется по более упрощенным правилам – на поясах и “в обхват”. Но зато от колосса и сборы чемпионату идут колоссальные. Два месяца на нем держится интрига чемпионата.

А чемпионат продолжается уже полгода – это рекордный срок. В местной газете даже появляется фельетон, где склоняется “античная красота фигуры Циклопа и звериная ярость прошлогоднего премьера Али Мухамедова”. На это следует ответный ход Гебауэра – приглашает в чемпионат Клеменса Буля. Даже самый взыскательный эстетический вкус не нашел бы изъяна в его фигуре изумительной красоты, в его манере борьбы, отточенной технике, акробатической ловкости и гибкости. На афишах чемпионата от 2 июня великая сенсация для провинции – “Прибыл победитель всех лучших заграничных борцов – Клеменс Буль”. Затухающий интерес зрителей вспыхивает снова еще на 2 месяца. Разгорается новое соперничество между прежним составом и новым гастролером. Буль побеждает почти всех. Его победный марш останавливает Боров. Сначала ничья, затем поражение Буля и, как заведено, несколько реваншных схваток. В одной из них Буль берет верх, но общее преимущество за Боровом. С Лавреновым счет ничейный.

Затем гастролер Буль уезжает, а ему на смену Гебауэр преподносит новый десерт.

Снова фурор у любителей цирковой борьбы, толпящихся возле афиши. “Приехал 2 августа, вызвал всех борцов чемпионата сильный казахский богатырь Хаджи Мухан! Сегодня схватка с Циклопом!” Загудела как улей татарская слобода. Новость о приезде Хаджи Мукана далеко за левый берег Иртыша разносит узун-кулак. И в окраинных степях словно бубен звенит: “Хаджи Мукан! Хаджи Мукан!”. Немало степняков, чтобы увидеть на арене Хаджи Мукана, залезут в долги, отдадут в заклад лошадей.

Огромен был Хаджи Мукан в ту пору. В чемпионате выше его ростом были только двухметровые жилистые гиганты – Ярков и Боров. А тяжелее его по собственному весу из всех борцов советского цирка был один лишь Циклоп. На арене он не только боролся, но и пропускал через себя грузовик. Набивался полный кузов желающих из публики – 90 пудов груза, согласно рекламе. И грузовик медленно проезжал по помосту под которым лежал Хаджи Мукан. Буря восторга – в Семипалатинске такого еще не видели.

В ходе чемпионата разгорается серия новых сражений финалистов с еще одним претендентом на чемпионский титул. Здесь тем более не было слабаков. Пускай в параде, на фоне гигантов терялась фигура Евсеева, человека средних параметров, но высокий класс, законченная техника, безграничная выносливость, железная выдержка позволяли ему побеждать многих великанов. В 1926 году выиграл “чемпионат мира” в Харбине, имел победы над Гомозовым и даже над Яном Цыганом. Тем не менее Хаджи Мукан удачно проходит финал, выиграв у Евсеева, у крепкого азербайджанского борца Али Мухамедова, латыша Микула, ветерана дореволюционной арены Белова.

После нескольких ничьих, Хаджи Мукан и Лавренов наносят друг другу по одному поражению, но в итоге побеждает Лавренов.

А вот как выясняют кто сильнее Боров и Хаджи Мукан. Афиша за 8 августа – “Грандиозная встреча двух колоссов чемпионата”. Первая разведка боем, как обычно заканчивается вничью. Через 4 дня повторная схватка сроком уже 1 час. Победу одержал Боров. А через полмесяца последовал вызов от Хаджи Мукана, который берет реванш. Теперь счет равный и 2 сентября состоялось окончательное оспаривание первенства. Хаджи Мукан во второй раз терпит поражение. Но и это еще не конец. Вот афиша за 6 сентября: “Сегодня в последний раз, по личной просьбе Хаджи Мухана последний решительный реванш, борьба без срока, без ограничения времени, до результата, до полного поражения одного из противников. Хаджи Мухан – Миша Боров”.

Наконец все окончательно проясняется, и объявляются итоги первенства чемпионата. Первый приз получает Миша Боров, второй – Феофан Лавренов, третий Хаджи Мукан. Остальные финалисты распределились в следующем порядке: Али Мухаммедов, Микул, Белов, Евсеев.

Писатель и коллекционер борцовской старины В.М. Пивкин в книге “Колосс Поволжья” сетовал на то, что Василий Георгиевич Ярков уклонился от прямого ответа о результатах схваток Борова с Хаджи Муканом:” Таких встреч было так много, что он всего не помнит, но утверждает – в те годы они нередко были центральной парой. “Скорее всего, это был ответ профессионала, у которого вошло в привычку – не разглашать посторонним все тонкости борцовской кухни. Само собой, их схватки носили договорной характер, велись по определенному сценарию – было много ничьих и реваншей, с целью затянуть зрителя и выжать с него максимальные сборы. Борьба двух громадных титанов имела большой успех и привлекала всеобщее внимание. Но возраст, конечно же, брал свое. Как отмечает В. Пивкин: ”В спортивном смысле Хаджи Мукан не был серьезным соперником ни Борову, ни Лавренову, которые были в расцвете своих физических сил и мастерства, ни другим менее опытным, но сильным борцам”. Имеются в виду такие гиганты как Ярков и Колосов.

Прошел еще год странствий по самым разным городам, выступали во Фрунзе и Омске. В 1933 году чемпионат Гебауэра успешно гастролировал в Петропавловске.

Кроме трех обычных премьеров – Хаджи Мукана, Борова и Лавренова, выступали Клеменс Буль и Сали Сулейман. Участвовал Василий Ярков и дебютировал его младший брат Алексей, под псевдонимом “Ракитин”. Затем их пути разделились. Часть состава отправилась в Пензу. Далее они выступали уже под началом Центрального управления Госцирков. Другая половина после отдыха должна была собраться в Семипалатинске.

Но, к объявленному началу чемпионата собралось всего 8 борцов. Неизменная тройка призеров, которую судьба надолго связала вместе - Боров, Лавренов и Хаджи Мукан. Кроме них латышские борцы Шульц и Микул, рослый Коршун, исполнитель роли Ван Риля в провинции - Борисов; Некрасов – удачно сочетавший атлетическую мускулатуру с хорошей техникой. Как же выпутываться из пикового положения?

Для того, чтобы начать сезон, пришлось выйти на ковер не только двум нижним акробатам – унтерманам, обычно отличавшимся физической силой, но и самому Гебауэру. Привлекли и местного борца – любителя Трушевского. Все семипалатинцы знали его как врача, поэтому шли болеть за него. Это был удачный ход, поднявший интерес к чемпионату. Другим любимцем публики стал Миша Боров. А там подтянулись и другие борцы. Чемпионат был не только спасен, но и получил неожиданный успех. Тем же составом двинулись по всей Средней Азии. За окнами вагона замелькали Ташкент, Алма-Ата, Фрунзе, Ашхабад, Сталинабад. Выступали и в более мелких городах.

Немало дорог еще пришлось исколесить вместе Хаджи Мукану, Лавренову и Борову, да и остальному постоянному составу чемпионата Л.К.Гебауэра. След чемпионата с тройкой его неизменных призеров, обнаруживается снова во Фрунзе весной 1934 года, затем в Бийске, где Боров будет выступать под Черной Маской. И, наконец, в 1936 году последний частный чемпионат Гебауэра вольется в Государственный конвейер борцов. Миша Боров перенес это событие с олимпийским спокойствием, даже обрадовался новым горизонтам. С его-то силой ему по- настоящему был опасен только резкий и агрессивный Ян Цыган. Не смутила его и сдача квалификационных спортивных норм – этот 40 летний великан на квалификационных соревнованиях Госцирка пробежал стометровку за 11,8 секунд. Поистине, это была глыба нераскрытых возможностей. А самолюбивого Лавренова в 46 лет ничуть не прельщали все эти бега и квалификации. И уже тем более Хаджи Мукана в 66 лет…

Еще раньше, из дружной компании богатырей в Госцирк выбыл Василий Ярков, которому Боров стал вторым отцом, а Хаджи Мукан, невзирая на разницу в возрасте хорошим другом. Ярков всегда тепло вспоминал о нем. Лавренов и Боров были неразлучны с 1922 года. Поначалу в гебауэровском составе объездили вместе чуть не всю страну: Тула, Тамбов, Уфа, Киев, Воронеж. Расстанутся после 14 лет крепкой дружбы.

Сложнее дело обстояло у старой гвардии. В 1937 году настоящий удар перенесли последние могикане старой театральной школы цирковой борьбы. Профессиональной борьбе придается спортивный характер, искореняется театрализация борьбы, запрещаются черные маски. Ряд изменений в правилах – ничейных результатов больше не будет, победитель выявляется подсчетом очков. Представьте положение ветеранов – десятилетиями нарабатывали определенные штампы работы на публику, создавали яркий образ, вырабатывали манеру поведения. В цирковой борьбе даже набор приемов накопился особенный – предпочтение отдавалось приемам, бьющим на внешний эффект, впечатляющим зрителя своей красотой, а не имеющим больший практический результат. Какими бы не были установки сверху сама зрелищность циркового искусства требовала ярких показательных схваток. Все же цирковая борьба в конечном итоге не смогла обойтись без них. Перспектива перехода на положение госслужащего в цирке не устраивала ни Лавренова, ни тем более Хаджи Мукана. Они добились славы премьеров, хороших гонораров и льгот в Азиатском регионе в чемпионате Гебауэра, а теперь возможно придется переходить на роль рядовых статистов. В Европейской части Союза, если и помнили старые заядлые болельщики Мунайтпасова, то больше как Мухануру. А премьерами чемпионатов становится очень сильная молодежь: Ярков, Сенаторов, Чуркин, Богатырев-Мазур, Ян Цыган, Кожемяка, Абдрахманов. В борьбе с ними скорее потеряешь старую славу, чем добавишь новой.

Два старых товарища – Хаджи Мукан и Лавренов останутся поначалу в Ташкенте, будут выступать в стихийных “диких” чемпионатах, которые не сразу исчезнут, а иногда привлекаются к участию в чемпионатах Госцирка. Популярность Хаджи Мукана будут использовать до 1940 года, приглашая к участию в финалах или к отдельным схваткам с фаворитом чемпионата.

А Лавренов с 1942 года осядет в глухом кержацком селении Сагат Семипалатинской области. В последний раз будет выступать в цирковом чемпионате в Алма-Ате в 1948 году.

Из книги В.Ф.Подрезова «Восток – поэзия силы», Усть-Каменогорск, «ЛИБРИУС», 2010

 

 
070004, РК, Восточно-Казахстанская область г. Усть-Каменогорск, ул. Головкова, 26/1
Администратор сайта: Носова Инесса. Copyright © 2010-2017
Рейтинг@Mail.ru