Какой раздел сайта для Вас наиболее интересен?

Научно-методическая база
Личные фонды
Сборники документов
Публицистика
История края
Базы данных
Фотогалерея
Архив опросов

Человек для меня святыня

Человечество живет, прежде всего, своей исторической памятью, которая по своему значению и масштабу сравнима с Космосом. Только память эта – не застывший, безбрежный океан холодных звезд: иссохла бы она давно без ежечасного вливания в нее новых событий, замет, так называемых документов личного происхождения, необыкновенно разнообразных по форме и содержанию. И значение таких документов трудно переоценить…

В Восточном Казахстане начало сбору документов личного происхождения в положил Черных Станислав Евгеньевич (31.10.1934-14.12.1991)известный казахстанский архивист, краевед, писатель, автор более чем тысячи исторических очерков и статей, свыше пятисот радир- и телепередач. Его перу принадлежат книги «С берегов Иртыша» (1981), «Одна, но пламенная страсть» (1986), «Под небом Алтая» (1988). Произведения Черных – это результат скрупулезной исследовательской и собирательской работы, изучения литературы и архивных первоисточников, многочисленных встреч с людьми. Беседам и переписке с очевидцами исторических событий, с их потомками и сбору у них документов Станислав Евгеньевич придавал первостепенное значение, полагая, что перипетии истории можно понять только сопоставляя официальные и личные источники. Можно сказать, что исследователь был буквально одержим сбором сведений о своих талантливых земляках, со многими из которых был знаком лично, порой он предугадывал их великое будущее!

Краевед Станислав Евгеньевич Черных, Отличник архивного дела, Заслуженный работник культуры Казахской ССР, член Союза писателей СССР

В этих фондах хранятся найденные и обработанные лично Станиславом Евгеньевичем биографические, творческие, изобразительные документы известных деятелей, связанных с Восточным Казахстаном. Наибольшую научную ценность имеют фонды писателей Е.Н.Пермитина, А.М.Волкова, П.Н.Кузнецова, ученого-самородка, составителя уникального «Словаря русских личных имен» Н.А.Петровского, краеведов Панкратьевых, Белослюдовых, Б.Г.Герасимового.

Часть собранных им материалов С.Е.Черных передал в Центральный государственный архив Республики Казахстан, часть – в Восточно-Казахстанский историко-краеведческий музей. Из документов исследователя, переданных в Государственный архив Восточно-Казахстанской области его вдовой Ольгой Николаевной, образовался личный фонд самого С.Е.Черных (ф.50), насчитывающий 971 единицу хранения.

В течении тридцати лет Станислав Евгеньевич кропотливо собирал воспоминания о поэте Павле Васильеве, вел обширнейшую переписку с его родными, друзьями, знакомыми. Все собранные в результате этой работы материалы составили 2-ю опись личного фонда С.Е.Черных. Там есть просто бесценные для исследователей творчества поэта документы, например, дневник Павла Васильева 1923 года, его письма первой жене Г.Н.Анучиной (1930-1934), воспоминания Г.Н.Анучиной, а также второй жены Е.А.Вяловой-Васильевой и т.д. В 1989 г. С.Е.Черных издал сборник «Воспоминания о Павле Васильеве», сразу же ставшей библиографической редкостью. По поводу выхода этой книги кандидат филологических наук П.Д.Поминов писал: «Без преувеличения – архив Павла Васильева, собранный Станиславом Черных, равен по масштабу работе целого научно-исследовательского коллектива, и уже только это является научным и нравственным подвигом»…

В личных фондах, образовавшихся благодаря С.Е.Черных, помимо «архива Павла Васильева» (поэт происходил из павлодарских казаков) есть и другие документы, есть и другие документы, связанные с сибирским казачеством.

Заметный след в истории Сибири и Казахстана оставила династия Хахловых. Станислав Евгеньевич  вел переписку с Венедиктом Андреевичем и Виталием Андреевичем Хахловыми, бывая в Москве, встречался с ними. В результате в государственном архиве Восточно-Казахстанской области был создан  личный фонд семьи Хахловых (ф.818), документы которого – настоящее сокровище. 

Зайсанский городской голова Андрей Степанович Хахлов, по рождению казак Баянаульской станицы Сибирского казачьего войска

Здесь будут уместны несколько слов о родоначальнике династии Андрее Степановиче Хахлове (1845-02.05.1918). В одном из писем  С.Е.Черных Виталий Андреевич вспоминает о своем отце:
«Мой отец действительно заслуживает глубокого уважения и как человек, и как гражданин.

Отец мой родился в 1845 г. в станице Баян-Аул в семье казака. Кто был его отец – сказать не могу, т.к. до 1918 года рядовому гражданину и в голову не приходило запоминать свою родословную, и мой отец никогда об этом не рассказывал. Сибирский казак – вот и вся родословная.

Образование получил, по его воспоминаниям, в какой-то специализированной прогимназии в Омске, где готовили чиновников-переводчиков (толмачей) для связи с коренным казахским населением и их управителями, которые пользовались автономией и самоуправлением. Отец не раз вспоминал (нам в назидание), как после поступления в это учреждение к нему был «приставлен дядька», отставной солдат, неграмотный, но хорошо вымуштрованный. Этот «дядька» не мог помочь в учении, но при всяком затруднении подопечного или промахе в поведении драл его за волосы, наставлял уму-разуму. Это все, чем тот мог помочь при обучении. Прогимназия была шестиклассной.

После ее окончания шестнадцатилетний воспитанник получил первый чин и поступил на службу.

Отец был единственным сыном в семье, состоящей из 5 детей. Если бы он не был казаком, то был бы освобожден от военной службы как единственная «опора семьи». Но казачество не предоставляло такой льготы. Отец должен был со своей лошадью, с седлом и шашкой и казенными пикой и винтовкой три года пройти военное обучение. По целому ряду соображений такая перспектива не устраивала его, и он выписался из казачества. Тем самым отец освободился от воинской повинности и мог продолжить службу».(1)

Следующий период своей жизни А.С.Хахлов проводит в Семиречье, откуда совершал поездки в Китай, хорошо узнал Кульджу, бывал в Шихо, Манасе, Гучене. В 1870 году обосновывается в г.Зайсане.

«Характерной особенностью отца было стремление к деятельности. Он не только сам что-то делал, что-то организовывал, но и других привлекал и поощрял к работе. Забота о городе и его благоустройстве с самого начала отличала его деятельность». (2) Он состоял гласным Городской Думы, избирался городским головой, руководил хозяйством города, и до последних дней жизни был в курсе всех городских дел. Обладая необыкновенной работоспособностью, А.С.Хахлов умел работать легко, с радостью.

До самой смерти Андрей Степанович хранил коконы шелкопряда, катушки и мотки шелка, полученные им самим. Ему хотелось выяснить, можно ли в условиях зайсанского климата, который напоминал климат Китая, заниматься шелководством. И он пришел к выводу, что невозможно из-за вымерзания шелковицы. Та же участь постигла его попытки вырастить фруктовые деревья. Он изучал возможности ведения сельского хозяйства в условиях пустыни, солонцов и при поливе. В зоне горного чернозема пробовал возделывать картофель и овощи. Оказалось, что посеянное растет хорошо и без полива, а картофель и овощи по своим вкусовым качествам гораздо лучше, чем выращенные на поливных землях в долине. А.С.Хахлов внес заметный вклад в развитие земледелия, садоводства и пчеловодства в Зайсанском районе.

К началу 80-х годов XIX века Андрей Степанович становится активным исполнителем заданий Российской Академии Наук и Совета Русского Императорского Географического Общества, а в 1883 году его принимают действительным членом Западно-Сибирского отдела РИГО. Он хорошо знал географию, флору и фауну края, был великолепным знатоком быта и обычаев местного населения, в совершенстве владел казахским языком, поэтому часто к нему обращались за помощью при составлении прошений или жалоб, при необходимости перевода. А.С.Хахлов пользовался уважением и доверием населения, «был по существу большим другом кочевников и посредником между ними и русскими властями». Поэтому к нему постоянно обращались путешественники и ученые. «Его советами и отдельными услугами пользовались Н.М.Пржевальский, В.И.Роборовский, В.В.Сапожников, П.П.Сушкин, А.Н.Седельников, А.П.Велижанин, А.Брем и другие исследователи». Геологам А.С.Хахлов помогал в поисках полезных ископаемых.

Много сделал Андрей Степанович для преодоления оторванности Зайсана от Семипалатинска, Омска и Томска, доказывая через газеты необходимость организации регулярного пароходного сообщения по Верхнему Иртышу. Наконец, «эти многолетние усилия  увенчались в конце концов успехом». В 1889 году от Семипалатинска вверх по Иртышу  стал курсировать казенный пароход «Зайсан». А в 1902 году было образовано «Верхне-Иртышское пароходное товарищество». С этого времени пароходное сообщение Зайсана с Усть-Каменогорском и Семипалатинском стало регулярным.

 «Много энергии и труда затратил отец на организацию и развития этого важного мероприятия. Устройство пристани, постройка пакгауза, укрепление дороги по песчаному мысу, постройка небольшого дома для конторы и будущих пассажиров, заготовка топлива для парохода и т.д. Работы по горло. Пристань от города за 80 километров, а пароходы надо встречать и провожать. Всюду надо поспеть самому, следить за всем. Первое время пароходы приходили раз в месяц, затем чаще и чаще. В 1910 году отец решил, что дело налажено, ему и по возрасту и по объему работ становится труднее справляться со всем. Поэтому он счел свою миссию законченной. Дело сделано – пора отдохнуть!» (3)

«Он не выносил лжи, обмана, лести, очковтирательства, несправедливости и лени. Помогал всем, кто этого заслуживал, и не ждал  ни от кого благодарности. И своим детям советовал не обольщать себя надеждой на чью-либо благодарность. И был прав». (4)

Многое для науки сделали  и дети Андрея Степановича.

Венедикт Андреевич Хахлов (15 (27).03.1894-18.06.1972) – основатель томской школы палеонтологии и геологов-стратиграфов,  доктор геолого-минералогических наук, профессор. заслуженный деятель науки РСФСР.

Венедикт Андреевич Хахлов. Фото 1920-1930 годов

«Шел 1920 год. Студенты вырвались из объятий войны! Оставшиеся в живых вернулись в Томск в свою «альма матер» и торопились оформить свое высшее образование», - вспоминает Венедикт Андреевич. (5)  В это время им был закончен дипломный проект по Чибижскому золоторудному месторождению. «Моими основными консультантами были по геологии профессор М.А.Усов, по горному искусству профессор Н.С.Пенн, а по металлургии золота профессор В.Я.Мостович. В течение всей своей жизни ношу в своей душе русское спасибо всем своим учителям, наметившим путь дальнейшей моей жизни!».  Защита дипломных проектов в то время была отменена, они рассматривались государственной комиссией без присутствия исполнителя. Проект Венедикта Андреевича был удостоен отметки «весьма» и опубликован названием «Верхнедевонская флора с озера Балхаша» (6). 

Окончив в 1921 году горный факультет Томского технологического института, Венедикт Андреевич начинает свою научную и педагогическую деятельность в  качестве ассистента кафедры палеонтологии  и исторической геологии. Им написано и опубликовано более 200 научных работ, в течение 50 лет он читал лекции в Томском университете, под его руководством возникла целая школа палеонтологов и геологов, которая внесла значительный вклад в изучение геологического строения, истории геологического развития и полезных ископаемых Сибири.

Помимо науки было у Венедикта Андреевича два сильных увлечения: разведение роз и живопись, - которые шли с ним всю жизнь. Он первый начал высаживать розы в Сибири и за пятьдесят лет испытал четыреста сортов, доказав, что розы и мороз могут соседствовать. Свой многолетний труд по селекции и культивированию роз в Сибири обобщил в книге «Розы Сибири».  Венедикт Андреевич написал более 70 картин: пейзажей и натюрмортов… «Многое, очень многое может человек, любящий и знающий свое дело. Научные работы, талантливо и свежо написанные картины, выведенные впервые сорта роз… Но главное – воздействие всего этого на души студентов, любящих и чтящих своего учителя! Он связал свою жизнь с Сибирью, и письма, на конверте которых написано только его имя, без адреса, все равно находили его, потому что в Томске он был известен примерно, как Биг Бен в Лондоне…» - так говорили его ученики при прощании с Учителем.  (7)

Виталий Андреевич Хахлов (04 (16).11.1890-05.07.1983) - орнитолог, доктор биологических наук, профессор.

Виталий Андреевич Хахлов перед поступлением в Московский Императорский университет. 1909 год

С.Е.Черных вспоминал: «Когда Виталий Андреевич Хахлов, с которым мы встретились 27 августа 1972 года на его московской квартире, перечислял  имена именитых людей, которых ему довелось видеть, у меня дух перехватило. Это ведь почти весь цвет отечественной науки того времени!» (8)  

Еще в студенческие годы, в 1910 году, его внимание привлекли экспериментальные исследования в области зоологии, изучению которых он отдавал много времени. В 1917 году, окончив Московский университет с дипломом первой степени, он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Но события Гражданской войны нарушили все планы. С 1921 г. Виталий Андреевич работал в Томском университете, а в 1947 г. перешел в Казахский государственный университет имени С.М.Кирова.

В 1928 году в «Известиях Томского государственного университета» вышел главный труд его жизни –зоогеографический очерк «Зайсанская котловина и Тарбагатай. Птицы» (часть 1-я), в которой автор систематизировал весь материал, собранный о флоре и фауне края. Эта работа считается классическим описанием природы Восточного Казахстана. Долгие годы Виталий Андреевич создавал орнитологическую коллекцию, более 100 экземпляров птиц из этой коллекции хранятся ныне в Институте зоологии Академии наук в Казахском государственном университете.

В течение длительного времени архивисты Восточного Казахстана пытались разыскать личный архив уроженца города Усть-Каменогорска Бориса Георгиевича Герасимова, священника, ученого,  исследователя и летописца нашего края, одного из основателей Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского Императорского Географического Общества,  репрессированного во врея «Большого террора». Его имя и труды на долгое время были преданы забвению.

Выдающийся ученый Степного края священник о.Борис Герасимов. Фото 1933 года

В 1973 г. С.Е.Черных  удалось найти дочерей Бориса Георгиевича – Марию и Ольгу, которые и передали сохранившиеся документы отца в государственный архив Восточно-Казахстанской области. Станислав Евгеньевич много писал о нем, в его неизданной книге «Летописцы» имя Герасимова занимает центральное место. (10) 

Священник Борис Георгиевич Герасимов (1872-1937) был образованнейшим человеком своего времени, в совершенстве знал латинский, греческий, немецкий, французский, казахский языки, читал на английском. Восточный Казахстан исходил вдоль и поперек, производил археологические раскопки, этнографические сборы и историко-статистические исследования в Зайсанском, Змеиногорском, Усть-Каменогорском, Семипалатинском уездах.

Герасимов был патриотом родного края,  добрым и бескорыстным человеком. Он писал своей дочери: «У меня нет и не было капиталов, ни домов, ни имущества - я был интеллигентный нищий, но у меня сохранилось доброе имя. Им я дорожу, его я никому не отдам. Людям я не делал зла, потому что их люблю. Человек для меня святыня». (11)

В личном фонде Б.Г.Герасимова (ф.1070) много уникальных документов: письма виднейшего геолога и географа В.А.Обручева  (заслуженный деятель науки СССР, почетный президент Географического общества), знаменитого исследователя Алтая, профессора Томского университета В.В.Сапожникова, географа и исследователя озер Восточного Казахстана А.Н.Седельникова и т.д. Борисом Георгиевичем была написана «История казахского народа», к сожалению, не была опубликованная. Рукопись ее, увы, сохранилась лишь частично. (12)  Большую ценность представляет собрание научных трудов Герасимова, скомпонованное автором из его работ, опубликованных в 1903-1918 г.г.  в изданиях Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела РИГО, а среди них «Первые оседлые засельщики Кокпектинскго округа», написанный по архивным делам Семипалатинского правления с целью «указать условия жизни казаков и вообще первых оседлых засельщиков Кокпктинского Округа». (13)

Мария Любимова [слева] и Ольга Никулина, передавшие в 1970 годы в госархив Восточно-Казахстанской области документы своего отца Б.Г.Герасимова

Б.Г.Герасимов писал в этом очерке? «В 1844 г. состоялось открытие Кокпектинского Внешнего Округа с Приказом, являвшимся органом суда и полиции в степи. Военный отряд, проникший в Калбинский район, положил начало русской оседлости в Призайсанской равнине. Отряд был выселен с Иртышской линии и являлся русским авангардом в юго-восточной части Киргизской степи. С некоторыми казаками в Кокпекты переехали одновременно и их семьи. Между Усть-Каменогорском и Кокпектами образовалась линия пикетов, охраняемых казаками, которые жили там иногда со своими семьями».

Борис Георгиевич показал бедность, недостатки продовольственного обеспечения, тяжелый труд казаков и их семей. Неурожаи ставили жителей в затруднительное положение. Так, в 1840 году во время полного неурожая жители думали заняться рыболовством на озере Клах части Н-Зайсана, но обильные снега разрушили эти надежды. На помощь пришла войсковая администрация. Сотник Портнягин возбудил ходатайство «о поддержании бедных семейств пособием от казны в одолжение впредь до урожая хлебом». Был представлен список строевых и резервных казаков, особо нуждающихся в помощи, всего семь семей. Ходатайство сотника Портнягина было одобрено генерал - губернатором  Западной Сибири князем П.Д.Горчаковым, который предписал канцелярии Сибирского линейного казачьего войска ассигновать из войсковых сумм «на выдачу единовременно, вместо солдатской дачи провианта с 1-го января по 1 мая казачьим женам и дочерям женского пола, состоящим на постоянном жительстве в месте водворения кокпектинского отряда, деньги, а именно: десяти человекам, имеющим от роду семнадцать лет и более по четыре рубля, а тринадцати человекам, моложе семнадцати лет, по два рубля ассигнациями на каждого человека».

Русские власти пытались насадить в Киргизской степи хлебопашество. «Всякие начинания казаков, направленные к развитию земледелия в степи, протекали под контролем войскового начальства, которое вело ведомости с показанием количества засеянных десятин хлеба».  Б.Г.Герасимов считал, что в лице казаков, которых переселяли с Иртыша в степь с военной целью, правительство «желало в то же время создать в степи устойчивый культурный элемент и поэтому способствовало домообзаводству казаков, освобождая их  постепенно от обязательных повинностей (казенное хлебопашество, даровой труд военно-рабочих команд и т.д.) и давая им разные льготы». (14)

В наши дни ни одно серьезное исследование по истории Восточного Казахстана не обходится без использования как трудов самого Станислава Евгеньевича Черных, так и обширных и разносторонних материалов собранных им  архивных фондов с документами личного происхождения.


1 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.8, л.1
2 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.8, л.3
3 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.8, л.10
4 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.8, л.11
5 Венедикт Андреевич Хахлов был царским офицером военного времени. В июне 1916 г. «со студенческой скамьи» его мобилизовали в армию. После обучения в Иркутском и Николаевском инженерном военных училищах он был произведен в прапорщики инженерных войск и в мае 1917 г. направлен на Северный фронт. 1 мировую войну окончил командиром дорожно-мостовой роты. В июле 1918 г. подпоручик инженерных войск В.А.Хахлов был мобилизован в Сибирскую армию, но в Гражданской войне  принял лишь пассивное участие, прослужив в глубоком тылу белых адъютантом Сибирского инженерного дивизиона в Томске. Это позволило ему в декабре 1919 г. пройти проверку в Особом отделе 5-й красной армии и вернуться к учебе в Томском технологическом институте. В Гражданской войне на стороне белых кроме Венедикта Андреевича участвовало, как минимум, еще два брата Халовых, причем более активно. Владимир Андреевич Хахлов (1892-17.02.1920) умер от тифа в Омском концлагере для военнопленных колчаковцев. Хорунжий Геннадий Андреевич Хахлов (родился в 1897 г. в Зайсане) в 1919 г. был заведующим хозяйством 2-й батареи 1-го Сибирского казачьего конно-артиллерийского дивизиона. Участвовал в боях и с сибирскими казаками отступал  до Нижнеудинска, где отстал, решив спасаться в одиночку. Был арестован на станции Тельма Иркутской губернии (26.01.1920) и освобожден из лагеря по Первомайской амнистии 1920 года. Стал профессиональным художником. Умер в Москве.- примечание составителя.
6 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.5, л.1-2
7  Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.13, л.12
8 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.818, оп.1, д.18, л.4
9 Самым выдающимся научным открытием Виталия Андреевича Хахлова стало сделанное еще в студенческие годы,  с помощью разработанной им методики опроса очевидцев, анатомическое и биологическое описание «снежного человека». О таком существе В.А.Хахлов впервые услышал от проводника в 1907 г. во время поездки из Зайсана на ледник Муз-Тау (Тарбагатай) и с того времени стал расспрашивать казахов, видевших и ловивших «ксы-гыик» (дикого человека). Поступив в 1909 г. в Московский, на специальность «зоология», он был поддержан в этом своем интересе приват-доцентом П.П.Сушкиным, палеонтологом, сообщившим, что прежние путешественники по Центральной Азии уже слышали подобные  рассказы туземцев. Более того, в третьей экспедиции Н.М.Пржевальского в Центральную Азию, в 1879 г. в Тянь-Шанне, сопровождавший путешественника казак Егоров во время преследования раненого яка наблюдал диких людей. Забросив в 1911 г. занятия в университете, В.А.Хахлов в течение двух-трех лет собирал информацию в прилегающих к Тарбагатаю районах Синьцзяна и подготовил экспедицию туда с целью поймать или убить существо и доставить его в Россию для научного изучения, причем все расходы он готов был принять на себя. Но для такой охоты в пограничной зоне требовались официальные документы, чтобы русские ветственности за убийство. 1 июня 1914 г. Виталий Андреевич послал в Российскую Имперскую Академию Наук записку «К вопросу о диком человеке», в которой дал описание этого существа, предложил назвать его «Первочеловек азиатский» (Primihomo asiaticu) и просил  санкционировать поимку или отстрел. Но работа В.А.Хахлова, опережавшая развитие биологии начала XX в. Не стала научной сенсацией. В «безоглядно упоенной дарвинизмом» Академии Наук ее посчитали дилетантской и положили в папку с надписью «Записки, не имеющие научного значения», откуда ее и извлек Б.Ф.Поршнев, но лишь в 1962 г. Хахлов, однако, сдался не сразу. Он еще успел добыть в Московском университете необходимые бумаги, дал развернутое описание «ксы-гыик» с рисунками, заручился поддержкой зайсанского уездного начальника А.Б.Маляновского, договорился с охотниками-казахами. Летом 1917 г.  дикий человек был пойман и доставлен в дом Хахловых в Зайсане, но сам Виталий Андреевич в это время находился в Москве. Дальнейшие революционные события заставили его отказаться от исследования столь экзотической темы, т.к. часто приходилось просто выживать. Он смог вернуться к увлечению своей юности в конце 1950-х, будучи уже пенсионером. – Примечание составителя.
10 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.1070, оп.1, д.9
11 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.1070, оп.1, д.11
12 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.1070, оп.1, д.12
13 Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.1070, оп.1, д.13
14  Государственный архив Восточно-Казахстанской области, ф.1070, оп.1, д.2

         Л.Рифель

Альманах «Тобольск и вся Сибирь» № 14//«Сибирское Казачье Войско»//Издательский отдел Тюменского регионального общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска»//Отпечатано в Италии фирма «График», Верона - 2011

 
070004, РК, Восточно-Казахстанская область г. Усть-Каменогорск, ул. Головкова, 26/1
Администратор сайта: Бекниязқызы Жангуль. Copyright © 2010-2017
Рейтинг@Mail.ru