Какой раздел сайта для Вас наиболее интересен?

Научно-методическая база
Личные фонды
Сборники документов
Публицистика
История края
Базы данных
Фотогалерея
Архив опросов

Андрей Викторович Потапов - жизненный путь и краеведческое наследие.

                       Оглядываясь назад, мы всегда будем помнить тех, кто не щадил себя для победы над врагом нашей Родины.

                                                                                          Георгий Жуков

          В преддверие шестидесятипятилетия   Победы народа в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. против немецкого фашизма современному человеку трудно представить отсутствие мемуарной литературы, фотодокументов, воспоминаний, документальных свидетельств об этой войне.

         О войне в настоящее время написано много книг, снято документальных и игровых фильмов. Показана,  суровая, правда, даны оценки. Но человеческая память все чаще отправляет нас к   архивным свидетельствам и людям, которые были свидетелями этих  событий.

С Андреем Викторовичем Потаповым, я познакомилась в свои студенческие годы в Усть-Каменогорском педагогическом институте на историческом факультете.  Он  преподавал историю КПСС у студентов – историков  на первом курсе.  Внешне человек неприметный, профессионал своего дела, мастерски читавший лекции, любимым  «коньком» была история Великой Отечественной войны.  Мне,  молодой студентке, тогда было неведомо, что все имеющиеся сведения  по истории войны, ветеранах войны, живших в нашей Восточно-Казахстанской области, были собраны   при непосредственном участии Андрея Викторовича Потапова. Он проделал огромную работу по восстановлению сведений на Героев Советского Союза, Полных Кавалеров Ордена Славы, нашел и описал интересные сведения об участии женщин в войне, о гвардейцах фронта и тыла. Ему одному из первых, удалось поработать с документами в архиве Министерства Обороны СССР в городе Подольске (в настоящее время Архив Министерства Обороны России прим. автора).

Обо  всем  об этом, я узнала уже после его смерти, когда мне, молодому сотруднику государственного архива Восточно-Казахстанской области, пришлось разбирать оставшийся после него архив.  

С этого момента прошло уже много лет, но я до сих пор не перестаю удивляться гражданскому  подвигу этого человека. Личный архив Андрея  Викторовича уже давно стал частью нашего архива.   Он  « архив» насчитывает 323 единицы хранения за 1937-1985 годы.  Архивисты  с большим вниманием  к нему относятся,  используя сведения  о войне для подготовки различных публикаций  и выставок.

Андрей Викторович Потапов родился 25 августа 1923 года в селе Винное Кировского района Восточно-Казахстанской области.  Его родители занимались сельским хозяйством. В семье было семеро детей.  С 1931 года учился в начальной, а затем  в средней школе с. Тарханка, которую окончил с отличием в 1941г.  Как все деревенские мальчишки, Андрей рано приобщился к посильному труду в колхозе - был погонщиком на пахоте, позднее плугарем, косил, копнил  и скирдовал сено. Два года до призыва в армию Андрей работал в родном колхозе «Красный Восток», а в учебное время – учителем истории в  Верх-Ульбинской семилетней  школе.

 8 августа 1942 г. он был призван в армию и направлен на фронт. Участвовал  в боях на Западном, Юго-Западном, Центральном, Воронежском, Степном, 1 и 2 Украинском и Белорусском фронтах в составе 48 гвардейской стрелковой дивизии в качестве связиста.[1].

 В своих воспоминаниях  о  войне Андрей Викторович писал, что «война застала нас на сенокосе. Только после обеда вышли в поле, как прискакал парнишка и известил, что всех зовут к правлению колхоза. Потяну­лись цепочками и группами в село. Состоялся митинг. Выступавшие говорили коротко, но страстно. Выражали гневные возмущения разбойничьим нападени­ем фашистов на нашу Родину. Работали с еще большим подъемом. Тем более что началась мобилизация мужчин старших возрастов. Их надо было заменять. А по вечерам допризывники проходили курс военной подготовки по 110- часовой программе. Стрельба из боевой винтовки, учились бросать гранаты (пока деревянные), изучали пулеметы, зимой лыжные кроссы.

Да, когда я решил идти учиться в город, потребовалось свидетельство о рождении. Отец поехал в сельсовет и привез его, в котором был указан год ро­ждения не 1924, а 1923 год. Тогда в 1938 году я не придал этому значения, ко­гда же началась война, я весьма обрадовался. Каждый из юношей хотел как можно быстрее встать в ряды защитников. И вот, 5 августа 1942 года я получил повестку, а 8 августа должны явиться на станцию Защита.

Августовский день был жарким. После полудня из Усть-Каменогорска, куда мы с отцом и матерью приехали рано утром, чтобы проститься с родной сестрой, на станцию спешили деревенские телеги с призванными в Красную Армию. Я то и дело крутил головой, как будто хотел запечатлеть в памяти на­катанную дорогу, чистенькие домики Долгой Деревни (так называлась тогда Заульбинка), высокие тополя, цветы в палисадниках. А отец солдат первой ми­ровой войны, хмурился. Хотя лошадь и отдохнула три часа после двадцатипя­тикилометрового пути от Винного до Усть-Каменогорска, но ему казалось, что она бежит слишком медленно рысью. Отец понимал, что он должен вовремя доставить сына к эшелону. Однако волнение было напрасным. Приехали за час до отправки. На привокзальной площади собрались близкие и родные отъез­жающих. Митинг открыл секретарь горкома комсомола Николай Бурнашов. Он поздравил нас с вступлением в ряды защитников, пожелал военной удачи. Фронт был далеко, за несколько тысяч километров. Но он был близок каждому восточноказахстанцу. И вот протяжный гудок. Последние крепкие рукопожатия товарищей, поцелуи родных и близких. Посадка. Эшелон тронулся. Останавли­вались только на крупных станциях. И то ненадолго. Миновали Рубцовск и Барнаул, от Новособирска до Барнаула на Запад. Стало ясно, что едем громить врага. Через десять дней оказались в военном городке в 12 км от станции Сур­ки, это не далеко от Мошкар-ола Марийской АССР. Здесь формировались ре­зервные части для фронта. Я попал в 38-ю запасную роту связи, а в конце авгу­ста отправились на фронт. Путь лежал через Арзамас, Муром в направлении Калуги. Марш был нелегким. Здесь-то и сказалась и пригодилась привычка хо­дить пешком из села Винное до Усть-Каменогорска.

Наконец нас зачислили в 17-ю отдельную курсантскую стрелковую бри­гаду, которая находилась во втором эшелоне на переформировании. Со мной оказались Петр Газин из Усть-Каменогорска, Андрей Короткое и Степан Гер- бушев из с. Винное, Алексей Тугарин из Шемонаихинского района, Азаров из Заульбинской МТС.

Спустя несколько дней пришел приказ о преобразовании бригады в 264 стрелковую дивизию. А в конце октября 1942 года дивизия была преобразована в 48 гвардейскую.

Когда началось контрнаступление под Сталинградом перешли в наступ­ление и войска Воронежского фронта. Наша дивизия наступила на Ольховатку Воронежскую. Враг не выдержал и начал отступать. Это было мое боевое кре­щение. Связисты выдержали испытания. Страх отступил. А увиденные воочию зверства и издевательства оккупантов, сожженные села и деревни вызывали к ним жгучую ненависть.

Затем марш-бросок до г. Калач на Дону, форсирование Дона и вновь на­ступление на Запад. Освобождены крупные села: Контемировка, Новомарковка. В результате обходного маневра в районе села Варваровка, Марьяновка, Дмит­риевка и Николаевка части дивизии отрезали путь отхода крупной вражеской автоколонне примерно 1,5 тысячи машин и тягачей.

Здесь мы увидели оккупантов как грабителей. Машины были нагружены одеялами, перинами, подушками, шубами, пальто, шалями, платьями, обувью.

Затем Старая и Новая Водолага, г. Валуйки (снова захвачены были бога­тые трофеи). Крупные села Мартовая, Хатомля, старый Салтов. И чем ближе подходили к Харькову, тем сопротивление врага нарастало. Днем и ночью вели бои части дивизии, в частности наш 138 гв. СП за ХТЗ.

После освобождения Харькова наступали на н. п. Высокое, Жихарев, Бу- ды, Вишневок, Сухая и Мокрая Балка, с. Камышеватое ост. 1-2. За 3,5 месяца наступательных боев части дивизии нанесли значительный урон врагу. Но он не хотел смириться. Сделав перегруппировку своих сил и подтянув только, что прибывшую свежую итальянскую дивизию противник перешел в контрнаступ­ление.

Наши части тоже понесли большие потери. Тылы отстали. В батальонах осталось по 100 активных штыков. Несколько дней подряд идут упорные бои. Сотни снарядов и мин перепахали землю, казалось, не оставили на ней ничего живого. Но, когда немцы в девятый раз, поднявшись во весь рост, бросаются в атаку, их снова встречает дружный губительный огонь бойцов. Сотни враже­ских тел устлали поле боя. Но редеют и ряды защитников. Их становится все меньше и меньше, а немцы, подтянув резервы, снова идут в наступление. Им удалось закрепиться не более, чем в четырехстах метрах от наших окопов. Еще один бросок, и они будут здесь, подавлять бойцов своей численностью. И тут на помощь прибыл взвод автоматчиков. Они скрытно зашли на фланг, насту­пающим, и стремительным броском ударили по ним с тыла. Атака была для немцев неожиданной, в их рядах возникло замешательство. Оставив десятки трупов, они бросились на соседнюю опушку леса.

В этой обстановке на отражение контратаки врага были мобилизованы все. Я только, что вернулся с линии связи, устранив очередной (сколько их бы­ло, не помню) порыв и по собственному желанию влился в свободную роту, ко­торой командовал переводчик штаба полка лейтенант В.Д. Лопатин из Ленин­града. До войны кандидат биологических наук, доцент работал в ЛГУ. Первую атаку врага мы отбили и получили приказ самим перейти в контратаку. Сделав перебежку, я намеревался упасть. В этот миг фашисту удалось меня ранить в спину. Ослабли руки. Кое-как, опираясь на винтовку, дошел до медпункта, сде­лали перевязку. Отправиться в медсанбат отказался. Остался в строю. А враг наседал. Пришлось отступать и оставить Харьков. Оборону заняли по Северно­му Донцу.

 За эти бои я был награжден медалью «За боевые заслуги», 23 марта 1943

года.

Четыре месяца находились в обороне, получили пополнение, новое сна­ряжение и обмундирование. Подвезли боеприпасы. И в начале августа 1943 го­да снова в бой. Наступали опять на Харьков, 23 августа враг был изгнан из го­рода окончательно.

В тот же день командир полка, гвардии полковник Варыпаев, наградил меня медалью «За отвагу», «за то, говорится в наградном листе, что в период боев в составе Степного фронта не раз выдвигал вперед подразделения и зара­нее обеспечивал командование полка связью с батальонами. 25 августа в боях за село Безлюдовка несколько раз под сильным огнем противника восстанавли­вал линию связи между командным пунктом и НП командира полка и тем обеспечил непрерывное управление боем».

В сентябре 1943 года части дивизии форсировали Днепр и вели бои по очищению от противника Борадаевкских хуторов.

Чтобы управлять боем командир стрелкового полка должен иметь связь: телефонную и по радио. Для этого в каждом полку была рота связи. Вот и мне пришлось воевать телефонистом, дело это простое, да хлопотливое. Много бе­готни.

Едва стрелковые батальоны займут свои позиции, а мы уже их командиру связь дали. Рядом и свои окопы вырывали. Казалось бы, все, сижу теперь у ап­парата, вызывай, кого надо, передавай сигналы, принимай сообщения. Но на войне, даже во время обороны, тихо бывает редко. То и дело фашисты делали артиллерийско-минометные огневые налеты. А раз рвутся снаряды и мины, то не раз порвется телефонная связь. И напарник уже бежит вдаль свяжет провода, ищет, где порыв. Нередко приходилась пробираться ползком. Вот и прикиньте винтовка или карабин (с конца 44 года стали выдавать автоматы). Не знаешь же, осколок ли пересек, словно перерезал провод или взрывом, вырвало десяток - два метров. Поэтому приходилось брать с собой полкатушки, да телефонный аппарат. Вот так «налегке» и стремглав вылетаешь на линию, иной день по не­скольку раз.

Положен был и противогаз. Но, честно признаться, банку вытаскивали, а сумку заполняли патронами и гранатами. И это тоже диктовала война. Бежишь ли или ползешь и смотришь в оба. Можно и в засаду попасть. Враг-то был не дурак, от него можно ждать любого коварства и хитрости. А наступление, пе­хота вперед и мы за нею. Отставать никак нельзя. Да еще надо успеть смотать телефонный провод. А если враг переходил в контратаку, и нам связистам при­ходилось катушку с аппаратом чуть в сторону и браться за винтовку и гранаты.

Опытный телефонист Коротков так говорил: «Провод - это самое важное. Что такое телефон? Аппарат. Его надо беречь от повреждений и сырости. Но главное в нашем деле - провода. Ежели обрыв, то и самый лучший телефон - мертвая коробка, больше ничего. И тогда надо бежать на линию, устранять по­вреждение, рискуя жизнью, восстанавливать связь, бери трубку и слушай. Ска­жут «фиалка», значит, нас вызывают. Да не болтай по телефону лишнего, наш капитан страсть как не любит. Пустопорожние, а тем более «военные» разгово­ры. Однажды под Кривым Рогом наблюдательный пункт командира полка под­вергся бомбежке. Тогда много было ранено, двое погибли. Нас с Петром Гази- ным засыпало землей. Хорошо товарищи откопали, но контуженные были оба. Лишь несколько часов спустя пришли в себя.

Гвардии ефрейтор Потапов А.В. в боях с немецко-фашистскими захват­чиками проявляют доблесть, мужество и отвагу — говорится в наградном листе. В период боев за освобождение г. Кривой Рог тов. Потапов А.В., работал стар­шим телефонистом, обеспечивая бесперебойную связь внутри полка. Он неод­нократно под сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем, не взирая на опасность для своей жизни, устранял повреждения телефонной линии и восстанавливал нарушенную связь между командованием полка и батальона­ми, что давало возможность командиру полка вести управление боем и иметь сведения о боевой обстановке. 20 февраля 1944 года товарищ Потапов, отыски­вая повреждение телефонной линии, которая проходила по сильно обстрели­ваемому противником участку, пробирался ползком и по пластунски более 500 метров и, найдя повреждения, быстро устранил их, через 15-20 минут восста­новил связь, что способствовало успешному выполнению боевой задачи по ов­ладению населенным пунктом на подступах к Кривому Рогу».

Приказ по 48 гв. от 1 марта 1944 года «награжден орденом «Славы III степени» роты связи гвардии ефрейтор Потапов А.В. награжден второй меда­лью «За отвагу», за то, что он во время боя за с. Тихий приют Днепропетров­ской области обеспечивал бесперебойной связью командование полка с баталь­онами, устранив за короткий промежуток времени, под сильным обстрелом противника, до 60 прорывов телефонной связи». 2 апреля 1944 года командир взвода связи гвардии лейтенант Мерзляков, придя на НП командира 3 батальо­на, сообщил, что приказом командира 138 гвардейского стрелкового полка на­значен старшим телефонистом штабного взвода.

Летом 1944 года нашу дивизию перебросили в Белоруссию. Снова полу­чили пополнение людьми, техникой, боеприпасами. Готовились к наступатель­ным боям по осуществлению, как теперь известно, грандиозной операции под кодовым названием «Багратион». Дивизия входила в состав 1-го Белорусского фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского. Части дивизии заняли исходный рубеж на Бобруйском направлении. Оборона врага была сокрушена, и войска устремились на запад.

Следует отметить, что в 1944 году стрелковым подразделениям было го­раздо легче. Их поддерживали артиллерийские, минометные части в том числе «катюши», танковые полки, штурмовая и бомбардировочная авиация. Мы свя­зисты это особенно чувствовали. Бывало проложишь телефонную связь в ба­тальоны, идешь ли на проверку или на устранение порыва, то и дело слышишь «стой, кто идет?» Бери вправо. Рядом с твоим проводом уже десятки проводов поддерживающих частей. Это осложняло нашу работу. Плотность огня посто­янно возрастала. И хотя сопротивление врага было упорным, выдержать натиск гвардейских соединений он мог.

«14 июля 1944 года в бою за райцентр Иванцевича наши подразделения, форсировав реку Шаро, закрепились на западном берегу. Чтобы ликвидировать плацдарм, противник силами пехоты и танков бросился в контратаку. Артилле­рийским огнем и огнем пулеметов была прорвана связь со стрелковыми под­разделениями. Под сильным огнем контратакующего противника товарищ По­тапов поочередно наладил связь, с батальонами устранив 20 порывов на линии.

Переправившись через реку в расположении 2-го стрелкового батальона, това­рищ Потапов был ранен, но поля боя не покинул. Перевязав рану, снова вер­нулся в строй для устранения разрывов от КП к 3-му батальону. Своевременно устранив порывы и восстановив связь, т. Потапов способствовал успешному отражению вражеской контратаки.

Приказом по войскам 28-м армии от 8 августа 1944 года награжден орде­ном Славы 2-й степени».

Ночи на фронте бывали разные, беспокойные, очень даже беспокойные и тихие. Порой не верилось, что идет война. Вот в последние ночи связистам бы­ла благодать. Пиши письма родным и знакомым. Горит в блиндаже лампа из снарядной гильзы. Свет так себе, но чтобы написать письмо вполне достаточ­ный. Тесемка, держит трубку, чтобы в любую секунду отозваться. Пишешь и невольно вспоминаешь о прошлом, самом приятном. Но были и ночи жаркие, особенно когда велось ночное наступление. Прокладывать связь было очень трудно.

После освобождения Бреста, 48 гвардейская дивизия участвовала в боях на польской земле в составе 28-й армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского. Пришлось участвовать в боях за Бяла-Подляска, Серлеце, Минск-Мазевецки. Получил шесть благодарностей Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.В. Сталина. Уехал на Украину, в г. Марганец Днепропет­ровской области». [2]

 Я неслучайно привела воспоминания о войне А. В.Потапова  полностью, поскольку они дают полное представление о военных подвигах и  заслугах.  

Следует добавить, что в 1943 году на фронте Андрей Викторович вступил в ряды КПСС. А в октябре 1944 года политотделом Армии А.В.Потапов был  направлен на учебу в Ленинградское военно-политическое училище им. Энгельса, которое окончил в 1946году.  И получил назначение в авиачасть г. Гатчина секретарем партийной  и комсомольской организации.  В 1948 году был демобилизован из рядов Советской армии.

Некоторое время работал воспитателем в детском доме на Украине, учителем истории в средней школе.   Успешно совмещал обучение на заочном отделении исторического факультета Ленинградского государственного  педагогического института им. Герцена, который закончил за три года в 1950году. В этом же году был принят в заочную аспирантуру при  том же институте по кафедре истории СССР.

Вернувшись в родные края, работал в партийных органах, а сентября 1957 года Андрей Викторович Потапов был переведен преподавателем истории КПСС в Усть-Каменогорский консультационный пункт Всесоюзного инженерно-строительного заочного института, а после слияния его с вновь образованным Усть-Каменогорским строительно-дорожным институтом преподавателем, старшим преподавателем  кафедры истории КПСС.

В 1965 году Потапов А.В. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Ратные и трудовые подвиги трудящихся Восточно-Казахстанской области в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Ему была присвоена ученая степень кандидата исторических наук, а через год  - звание доцента по специальности «История КПСС».

В 1971 году Потапов был переведен на работу в Усть-Каменогорский педагогический  институт, где он проработал до ухода на пенсию в 1983 году.

Умер Андрей Викторович Потапов 3 декабря 1987 года в возрасте  64 лет. Трудно  оценить  энтузиазм человека, который на примере своей собственной жизни и военной деятельности, пытался собрать и рассказать всю героическую и трагическую правду о том труднейшем в истории подвиге партии, армии и народа, который мы с законной гордостью зовем Великой Отечественной войной.  На протяжении всей жизни  Андрей Викторович Потапов  собирал документы о героях-земляках, участниках Великой Отечественной войны. Он проделал колоссальную работу, по крупицам собирая материал на участников войны в центральных, республиканских, государственных  архивах областей и партийных архивах, музеях и библиотеках.  Изучал  многочисленную литературу по истории войны,  публикации областных газет «Большевик Алтая», «Знамя коммунизма», «Рудный Алтай», городские, районные, многотиражные  газеты с 1941 по 1980годы.

В результате  проделанной работы были установлены полные данные на   Героев Советского Союза, Полных кавалеров ордена Славы  трех степеней, Героев Социалистического Труда, определено участие женщин в войне, записано огромное количество воспоминаний.  По крупицам собраны  документы об участниках партизанского движения.

Андрей Викторович Потапов был автором и соавтором следующих книг: сборника очерков о Героях Советского Союза – восточноказахстанцах «Бесстрашные» (издат. «Казахстан», 1964г.),  двухтомника «Герои Советского Союза - казахстанцы» (изд. «Казахстан», 1968г.), сборника очерков о кавалерах ордена Славы трех степеней « Солдатская доблесть» (изд. «Казахстан», 1984г.), монографии «Гвардейцы фронта и тыла» ( Алма-Ата, 1974г.).[3]

Большую часть документов личного фонда составляют выписки и копии архивных документов, выявленных в архивах,  переписка и воспоминания участников войны. Они являются   прекрасными историческими источниками.

В заключении следует сказать, что народ, победивший в такой войне как Великая Отечественная, партия, приведшая его к победе, армия, разгромившая наголову сильнейшую в мире гитлеровскую армию, могут себе позволить не бояться говорить полную правду обо всех этапах этой победоносно окончившейся войны…

Память  о ратном подвиге народа в Великой Отечественной  войне 1941-1945гг. сохранена благодаря таким исследователям как Андрей Викторович Потапов.  Его вклад в  собирание и  изучение документов о войне  оценит еще не одно поколение  молодых исследователей.                   

         

Источники и литература:
 
1. ГУ «Государственный архив Восточно-Казахстанской области» ф.809, предисловие к фонду;
2. там же, ф.2866-п, оп.1, д.723, л. 1-5;
3. там же, ф.809, предисловие к фонду.
 
                                                                                            Дурново И.В.
                                                                        сотрудник госархива ВКО

 
070004, РК, Восточно-Казахстанская область г. Усть-Каменогорск, ул. Головкова, 26/1
Администратор сайта: Бекниязқызы Жангуль. Copyright © 2010-2017
Рейтинг@Mail.ru