Какой раздел сайта для Вас наиболее интересен?

Научно-методическая база
Личные фонды
Сборники документов
Публицистика
История края
Базы данных
Фотогалерея
Архив опросов

Олег Ярошин – американец, или как в совершенстве овладеть английским языком

Зыряновск – небольшой  городок горняков и обогатителей в Восточном Казахстане.  Численность его  жителей колебалась  в разное время от 55 тысяч  до 37 тысяч  на сегодняшний день.  Многие  зыряновцы сейчас  живут в разных точках планеты, но никогда не забывают свой родной городок, который  стал для них стартовой площадкой для успешной жизни. Каждый год  в Зыряновск приезжают его бывшие жители: тысячи россиян, сотни жителей Германии и других стран дальнего зарубежья. Приезжают они на отдых на побережье Бухтарминского водохранилища, путешествуют по многочисленных рекам и горам нашего района, навещают родственников и друзей. Как бы хорошо не жилось им в новых местах проживания,  они возвращаются сюда хоть ненадолго, потому что воспоминания о детстве и юности из памяти не сотрешь, а лучшая пора жизни у людей обычно связана именно с ними. Как сказала одна из бывших жительниц Зыряновска: «Сколько бы я не жила здесь в России, а живу уже больше 20-ти лет, а как подходит время ехать,  всегда говорю, что едем домой, в Зыряновск».

Не так давно в Зыряновск приехал Ярошин Олег Васильевич, живущий в Вашингтоне.  Он в этом году защитил диссертацию, поэтому    для нашей  молодежи, которая в недалеком будущем перейдет,  согласно политике  нашего государства, на треязычие: казахский-русский-английский языки, узнать о человеке, который так хорошо изучил  английский язык, что смог не просто говорить, а даже и защитить на американской земле диссертацию, думается,  будет интересно.  У нас много молодых людей,  стремящихся в совершенстве овладеть английским языком, потому вашему вниманию предлагается рассказ Ярошина Олега Васильевича, бывшего зыряновца.

Меня зовут Олег Васильевич Ярошин. Живу в Америке. Родился и вырос в Зыряновске в маленьком домике на Стахановской улице, где жил с мамой, дедушкой и бабушкой почти с самого своего  рождения в 1961 году. Учился в школе имени Пушкина, которую закончил в 1979 году.  Мама  моя, Куропатова Людмила Петровна,  была преподавателем русского языка  и литературы,  и она преподавала у нас в 9-10 классах.

Детство шло медленно, но прошло очень быстро. Не могу сказать, что я был каким-то озорным или физически продвинутым мальчишкой. Играли мы в обычные детские игры. Самые яркие впечатления  детства связаны, прежде всего, с Бухтарминским водохранилищем, нашим зыряновским «морем». Дед мой был главным бухгалтером «Шахтостройуправления»,  и у него была машина  «Волга». Мы часто ездили на море, организовывали  пикники. В то время в городе было ещё мало машин. Это потом «Лады» заполонили наш город.

В школе я очень любил историю и географию, но не могу сказать, что учился как-то особенно хорошо. К сожалению, не хватало добросовестного отношения к учебе. Школу закончил неплохо, но не с медалью. Были, правда, просветы в учебе. Так, например, в девятом классе неожиданно занял третье место на областной олимпиаде по химии, хотя химией никогда не увлекался.

Лет с 14-ти очень увлекся иностранной литературой,  в частности, американской:  Бичер-Стоу, О`Генри, Джек Лондон, Хемингуэй. Примерно в это же время начал следить за международной политикой под влиянием деда:  он у меня смотрел все политические новости и читал почти все главные газеты и журналы на тему международной политики. Этот интерес привел меня к поступлению на истфак Московского государственного университета имени Ломоносова. Сразу поступить у меня тогда  не получилось: получил две  «пятерки»  за устные предметы, «четверку» одну, а английский язык не сдал. Потом немножко работал в Москве, потерял паспорт на рок-концерте и вынужден был вернуться в Зыряновск для его восстановления. Мама назад меня в Москву не пустила,  и я, обидевшись за это на нее смертельно, полностью погрузился в изучение английского, готовясь к следующей попытке поступать в МГУ.

В этот период я  поступил на работу на Зыряновскую обогатительную фабрику в фильтровальный цех. Помню, у меня была книжка Хемингуэя на английском языке  «Острова в океане» карманного размера со словарем в конце книги. Брал ее на работу и читал, пока ждал грузовики для погрузки. Вообще, чтобы выучить язык, надо, конечно, им «заболеть»: постоянно думать о нем и на нем и возращаться к его практике при каждой возможности. Английский язык тогда стал для меня главным проектом жизни.

Потом меня призвали на срочную службу в армию. Служил два года в береговой части Тихоокеанского Флота недалеко от Владивостока. Там тоже учил язык в свободное время. Демобилизовавшись в мае 1982 года, решил опять поступать в МГУ и теперь  уже сдав,  получил по английскому «пять». «Повезло» мне, в общем.

Закончил учебу   в университете в 1987 году. Это был период перестройки,  и я распределился на работу в Центральный  музей  Ленина, что был на Красной площади. Работал с иностранцами, на английском и немецком языках. Во время перестройки один из американских посетителей, для которых  я проводил  экскурсию, пригласил меня в Америку. В это время дедушка мой подарил мне три тысячи рублей из своих сбережений, и я из них  купил билет в Америку.

Так в 1990 году я приехал в Вашингтон.  Там я выступал в университетах  с написанной для поездки статьей «Перестройка и пример Ленина». Лекции пользовались успехом, так как интерес к перестройке был тогда огромным. В частности, радиостанция «Голос Америки» записала меня и передала  мою статью, как цикл из пяти передач в своей программе «Ленин. Взгляд с Запада».  Выступая в университетах,  я одновременно узнавал о возможности обучения там в  аспирантуре. В конечном итоге, Католический университет Америки (The Catholic University of America) в Вашингтоне предложил мне стипендию для обучения у них в аспирантуре и аспирантскую преподавательскую ставку.  В 1992 году в этом университете я получил степень магистра  политических наук.

После магистратуры пошел работать в юридическую фирму,  которая в это время работала с Казахстаном,   консультантом-переводчиком. Через юридическую фирму получил вид на жительство в США. Заинтересовавшись правом,  в 1996 году пошел учиться в Университет Виржинии (University of Virginia),  где в 1999 году  получил степень Juris Doctor (J.D.),  необходимую для адвокатской практики. После этого практиковал право. Сначала работал в юридических фирмах, потом работал в них на контрактной основе. В тоже время меня не оставляла мысль вернуться к политической философии, которой я занимался в магистратуре Католического университета. В результате обратился в Католический университет с просьбой позволить мне закончить эту работу, написав докторскую диссертацию. Они пошли навстречу, несмотря на то, что уже прошло много лет с тех пор, как я получил у них степень магистра.

Диссертация, которую я защитил месяц назад, называется: «Технократическое сознание в философии Жака Эллюля».  Эллюль был французским философом и теологом. Я пришел к этой теме, так как меня волновали экологические и другие проблемы,  связанные с глобальным кризисом, который происходит сейчас во многих сферах. Эллюль был одним из авторов, с которым я познакомился, читая по этой теме.

Эллюль пишет, что в наш современный век люди стали мыслить настолько практически, что потеряли духовные ориентиры. Вопросы о цели сняты с повестки дня. Люди задаются только вопросом «как?» и забыли о вопросе «зачем?». Всё сводится к расчету, к эффективности и мало кого интересуют фундаментальные общечеловеческие ценности. Даже в человеческих отношениях всё переводится на расчет. Эллюля всё это очень волновало. Потеряв духовные ориентиры,  мы стали заложниками ситуации, где  мы утратили свободу нравственного выбора, отдав себя в рабство соображениям расчета. Эллюль считает, что отказавшись от традиционной религии, мы одновременно приняли другую опасную религию, которая заключается в преклонении перед материалистическими ценностями. Подчинение себя этим целям ведет человечество к самоубийству, проявляющемуся, например, в разрушении окружающей среды.

В диссертации я критикую Эллюля, но критика моя дружественная.   Я разделяю его озабоченность утратой духовных ориентиров, но не согласен с его философским методом и крайними выводами. Эллюль занял, по сути, нетерпимую анархическую позицию в отношении современных общественно-политических институтов и государства. Он также занял слишком крайнюю позицию по отношению к современным технологиям. Я считаю, что мы не должны демонизировать современные технологии, государство и общество потребления, как это делает Эллюль, приписывая им однозначенно отрицательную ценность. В наше время человек не может без них обходиться. Но мы можем и должны оздоровить их,  переориентировав их в правильном направлении.

С точки зрения Эллюля,  любое современное государство тоталитарно. В этом смысле, он не делает различия между западной демократией, фашизмом и коммунизмом. Любое современное государство, по его мнению, контролирует всю совокупность («тотальность»)  человеческой жизни, а,  следовательно, по определению, «тоталитарно». Эллюль видит в этом большую опасность, так как, по его мнению, современное государство – это безличная бюрократическая машина, более не подлежащая человеческому контролю. Он считает, что мы полностью зависим от этого безликого бюрократического «монстра», для которого мы – не индвидуальности, не люди в высоком смысле этого слова, а просто экономический ресурс. Утратив духовные ориентиры, современный человек больше не в силах оценить эту проблему.

Я критиковал Эллюля и по сути его выводов,  и по его филосовскому методу.  Нельзя полностью демонизировать государство,  т.к. оно  возникло из самой логики человеческой жизни.  Для Эллюля всё является черным или белым. Любое сотрудничество с государством или участие в политической жизни он считает вредным. Допустим так. Но тогда непонятно, как же нам жить в период до отказа от государства. Эллюль надеется, что через нравственное развитие мы увидим опасность государства, материализма, разрушительного использования окружающей среды и т.д. Он убежден, что мы обретем духовность, прежде всего,  через христианство (что неудивительно, так как он христианский теолог),  и через эту вновь обретенную духовность мы откажемся от государства.  Эллюль мечтает освободить  человеческую личность через стимулирование свободной общественной дискуссии, где люди смогут беспрепятственно, в полной независимости от пропаганды и стереотипов, обсуждать ключевые вопросы человеческой жизни. В то же время, он не объясняет, как мы к такой дискуссии перейдем без участия в политической жизни. 

Задачей Эллюля было создать теорию преобразования общества, которая помогла бы нам решить глобальные проблемы современности. Суть моей диссертации в том, что я критикую его метод, дабы сделать его теорию практически полезной. Мне представляется, что его теория оторвана от реальности из-за его крайних представлений о технологиях, государстве и политике. Его позиция, на мой взгляд, - результат ошибок в его философском  методе: в том, как он применил диалектику и теологию. 

Суть моей критики его теологического метода в том, что я предложил смотреть на социальную реальность, не как на белое и черное. Диалектически говоря, социальные явления не могут быть исключительно «хорошими» или «плохими».  «Хорошее» и «плохое» есть в каждом явлении социальной реальности. С моей точки зрения вещь становится плохой, когда она используется в нарушение своего предназначения.  Эта область философии о предназначении вещей, отраженной в понятиях о них, называется онтологией.

Есть такая притча Будды о струнном инструменте сутре. Если слишком натянуть струну,  то  она лопнет, если слишком ослабить, то она не будет звучать. Струна должна быть натянута ровно так, как ей предназначено. Всё в этом мире имеет свою, заложенную в нем меру. Это касается и общественных явлений. У человека, в частности, есть своя «разумная» мера и своя  цель, определенная для него при его создании.  Если исходить из этого,  то  надо воспринимать реальность в ее диалектической сложности. Мы увидим, как внутри каждого явления существует ресурс для позитивного развития. У государства, как и всего другого, существуют ресурсы для позитивного развития в соотвествии с постоянно меняющимися императивами.

Эллюль представляет себе, что любое существенное социальное изменение должно возникать вне существующей политической системы. Он считал, что политические партии контролируются профессиональными политиками, думающими только о личных интересах, и поэтому по определению неспособными отражать волю народа. Следовательно, любое изменение к лучшему может произойти только из ненасильственного прямого действия народа, такого как было у Ганди, Мартина Лютера Кинга или польской «Солидарности».

Я с ним по сути этого аргумента не согласен. На мой взгляд, социальные изменения создаются как внесистемно, так и внутрисистемно. Эллюль был категорически против сотрудничества с государством, он считал, что если с ним сотрудничать, то оно неизбежно приспособит твои цели под свои. По его мнению, современная технически оснащенная государственная машина всё подминает под себя, постоянно корректируя свои методы для достижения тотального контроля над обществом. Поэтому с государством ни в коем случае нельзя сотрудничать. Оно не пойдет на компромисс, а только усилит свою власть от этого сотрудничества.

В отличии от Эллюля, я считаю, что социальные изменения должны возникнуть в формате взаимоотношения государства с гражданским обществом. Гражданское общество является по своей природе внесистемным. Это спонтанно созданные общественные организации, которые по определению возникают вне государства и вне его контроля. Многие вещи такие организации делают лучше, чем государство,  в силу своей большей гибкости. В тоже время государство что-то делает лучше в силу своей большей ресурсности. Поэтому государство и гражданское общество должны находиться в постоянном здоровом соревновании за  влияние над обществом, обмениваясь своими функциями в пограничных областях своего взаимодействия.

Я женат и у меня две дочери: одна живет в Америке, другая - в Москве. Моя жена - уроженка города Усть-Каменогорска.  Она бизнес-консультант по государственным закупкам. Успешно занимается этой работой 12 лет».

Для своих знакомых и друзей Олег Ярошин был и остается хорошим соседом, другом, товарищем.  Он был хорошим сыном для умершей в прошлом году маме, часто навещал ее,  всемерно заботился о ней.   А мама очень гордилась  замечательным своим сыном,  жаль только что, вот немного она не дожила до того момента, когда ее Олег станет доктором философских  наук.   Мы, его друзья-товарищи, поздравляем  Олега  с получением ученой степени, и  разделяем с ним  его радость.  

 Старший архивист Зыряновского филиала
Сауле Тлеубергенева

 
070004, РК, Восточно-Казахстанская область г. Усть-Каменогорск, ул. Головкова, 26/1
Администратор сайта: Носова Инесса. Copyright © 2010-2017
Рейтинг@Mail.ru